Вопрос вступления Кыргызстана в Таможенный союз, созданный Казахстаном, Беларусью и Россией, активно обсуждается последние пару лет. Но 19 октября в Санкт-Петербурге по итогам заседания премьер-министров стран ЕврАзЭС принято решение о присоединении КР к ТС. Естественно, это не более чем номинальное вступление в организацию, так как необходимо пройти массу процедур, чтобы окончательно влиться в союз. Но неожиданно резкое ускорение процесса заставляет задуматься о том, что здесь кроется больше политики, чем здравого экономического расчета. И в первую очередь со стороны официального Бишкека.

Позови меня с собой

Не стоит забывать, что в Кыргызстане через две недели состоятся президентские выборы и практически все претенденты заявляют о своей любви к Москве. Любой, кто возглавит КР, должен понимать — в ближайшие годы дело ему придется иметь с Владимиром Путиным, который наверняка в 2012 году вновь станет у руля России в роли президента. А Таможенный союз — одно из его любимых детищ.

Кроме того, буквально две недели назад Владимир Путин опубликовал в газете «Известия» статью о необходимости создания Евразийского союза. Идею многие эксперты расценили как один из пунктов политики «нового» президента России — усиление интеграционных процессов на территории СНГ. А уже вчера РФ договорилась с большинством стран СНГ о создании зоны свободной торговли на территории Содружества.

Но, как отмечается, за появлением очередных интеграционных союзов и попытками сблизить бывшие постсоветские страны лежит не только желание Кремля усилить влияние в СНГ, но и шаги по противодействию Китаю. Как пишет американское издание International Herald Tribune, «основную тревогу у России вызывает медленное, но уверенное развитие Шанхайской организации сотрудничества… Будучи ее равноправным членом, РФ ощущает себя младшим партнером. Россию сегодня относят к числу новых усиливающихся держав — принадлежать к этой группе совсем неплохо, но это явно шаг вниз по сравнению с ее предыдущей позицией в мировых делах».

«У Москвы нет лишних денег, поэтому она спокойно относилась к инвестициям Китая в Центральную Азию, пока там сохранялось культурное влияние России, — подчеркивает издание. — Но ситуация меняется. Поэтому усилия Путина по созданию Евразийского союза — арьергардная операция, призванная пресечь нарастание китайского влияния на периферии РФ».

Подобное можно сказать и о Таможенном союзе, и о зоне свободной торговли. Как отметил в интервью ИА «24.kg» директор кыргызского аналитического центра «Разумные решения» Эсен Усубалиев, «расширение ТС — большой проект России, которая пытается противостоять Китаю, укрепляя свое влияние в Центральной Азии».

В итоге получается неприглядная картинка: Кыргызстан зовут в данные организации с учетом того, что последние годы республика активно использовала китайские кредиты и получала огромные деньги от реэкспорта именно дешевых китайских товаров, которые нескончаемым потоком уходили в Узбекистан, Таджикистан, Россию и Казахстан. Начало работы ТС летом 2011 года сильно ударило по налаженному бизнесу. Проблемы рынков «Дордой» и «Кара-Суу» — тому примером. И, по идее, КР ничего не остается другого, как упасть в объятия предложенных союзов, но на практике не все так просто.

А проблем-то…

Как считает Алексей Власов, гендиректор российского Центра по изучению постсоветского пространства, данный процесс не пройдет для страны безболезненно. Одной из основных проблем на пути Кыргызстана в Таможенный союз является членство республики во Всемирной торговой организации. Как поясняет Андрей Кушнаренко, глава департамента экономического сотрудничества Исполкома стран СНГ, в случае вступления в ТС республике придется пересмотреть обязательства перед ВТО, а именно касающиеся ставок таможенных пошлин. С ним согласен профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алексей Портанский: «Если страна станет членом ТС, где таможенные пошлины выше, ей придется договариваться с членами ВТО, с наиболее заинтересованными поставщиками».

Кроме того, Кыргызстану необходимо подогнать законодательство под документы Таможенного союза. Как заявил премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович, «пакет условий, наработанный в рамках ТС, должен быть обязательным для всех. Если кто-то рассчитывает, что можно что-то выбрать из этого пакета, это не получится». Речь идет, по данным министра экономического регулирования КР Учкунбека Ташбаева, примерно о 160 документах.

Но не все видят проблемы в технических вещах. Так, ведущий эксперт российского Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов видит главный тормоз на пути вступления Кыргызстана в Таможенный союз в политической обстановке, сложившейся в стране. «После прошлогодней революции в стране так и не наведен порядок. Заключать долгосрочные соглашения в такой ситуации очень сложно. Если нет постоянного переговорного лица, то никакие договоры не будут работать», — говорит он.

Беспокоят экспертов и вопросы, связанные с возможностью обеспечения безопасности южных границ с учетом принятия в союз Кыргызстана. «Основная сложность в том, что южные границы будет сложнее контролировать. Если сейчас Казахстан в состоянии следить за своей границей, то КР намного труднее следить за своей. Возникает опасность того, что у экстремистских групп и контрафактных грузов появится больший доступ на территорию России», — объясняет ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Крылов.

Скорее всего, Кыргызстану потребуется переходный период, чтобы стать полноправным членом Таможенного союза, отмечает руководитель Центра изучения проблем ТС и ЕЭП Александр Корсунов. «Стране надо модернизировать таможенную инфраструктуру, ужесточить администрирование», — считает он.

[plain]«Думаю, после вступления в союз в стране вырастет уровень контрабанды. Союзники по Таможенному союзу сделают все, чтобы Кыргызстан избавился от незаконного завоза более дешевых товаров, поскольку они заинтересованы в лоббировании своих предпринимателей», — добавляет управляющий директор Центральноазиатского института свободного рынка Мирсулжан Намазалиев.[/plain]

В то же время простых людей, в отличие от правительства, в Кыргызстане беспокоят другие проблемы. А именно что негативного принесет республике вступление в ТС? И здесь оценки неоднозначны. Например, Эсен Усубалиев считает, что «вступление КР в Таможенный союз — катастрофический шаг, сделанный в угоду России». «Казахстан уже ощутил негативные последствия. Ощутимо это скажется и на наших гражданах, учитывая, что республика практически живет за счет торговли с КНР. Уверен, экономические потрясения можно сопоставить с теми, что были после развала Советского Союза», — сказал он.

[plain]С ним согласен Мирсулжан Намазалиев: «В республике доля импорта дешевых товаров по-прежнему остается высокой. Граждане Кыргызстана продолжают потреблять дешевые товары, а дорогие не могут себе позволить. Это касается и сырья. Велика угроза, что Таможенный союз со своими протекционистскими правилами может навредить КР».[/plain]

Иными словами, республика может столкнуться с ростом цен на все импортные продукты и товары. А следом поползут вверх и цены на местные. Особенно с учетом того, что кыргызстанское производство конкурировать с предприятиями России и Казахстана навряд ли сможет.

В плюс — экономика и мигранты

Естественно, есть и сторонники присоединения Кыргызстана к Таможенному союзу. В частности, директор кыргызского Бюро стратегических исследований Гани Абдрасилов назвал вступление в ТС «революционным шагом для правительства КР».

По его словам, присоединение к союзу России, Беларуси и Казахстана продиктовано современным экономическим положением в республике. «Хотим мы или нет, но войти в ТС должны. Это обусловлено интеграционными процессами. Кыргызстан не должен оказаться на обочине», — сказал Гани Абдрасилов.

По мнению эксперта, с принятием решения о присоединении к экономическому альянсу трех стран в Кыргызстан начнут поступать крупные инвестиции, значительно подешевеют ГСМ, но поднимутся цены на товары китайского и турецкого производства. А президент Ассоциации нефтетрейдеров КР Жумакадыр Акенеев уверен, что союз позволит Кыргызстану реанимировать свою экономику. «Республика сможет беспрепятственно в рамках Таможенного союза налаживать торговые связи. Это отличная возможность и для наших швейников, и для горняков. А противники вступления просто конъюнктуру рынка не знают», — отметил он.

«Сейчас экономически Кыргызстан недооценен, — подчеркивает Дмитрий Абзалов. — В стране низкая себестоимость рабочей силы. При этом есть потенциал роста потребительского спроса. Интересные перспективы открываются для энергетических и машиностроительных компаний, для проектов в сфере гидроэнергетики».

«Выгода здесь прежде всего в эффекте масштаба, — отмечает директор Центра макроэкономических исследований BDO в России Елена Матросова. — Экономика региональная становится крупной: общие решения, общее движение капиталов, снятие барьеров».

От вступления в ТС выигрывает Кыргызстан, а для российского бизнеса и всего союза положительный эффект будет минимальным — слишком мала экономика страны, считает Алексей Портанский.

Приходится учитывать и то, что торгово-экономическое сотрудничество Кыргызстана завязано на России, и такое объединение республике выгодно. И потом, сотни тысяч мигрантов из КР трудятся в РФ. Кыргызстан и так имеет упрощенную форму регистрации в России, а после вступления в Таможенный союз режим еще больше облегчится. А мигранты для страны — почти вторая экономика. Ежегодно от них в республику поступает свыше $1 миллиарда. Да и удерживать такое число безработных, но молодых и активных людей подальше от страны, пережившей за 5 лет две революции, вполне оправданно.

Мы не халявщики, а партнеры?

Так что для Кыргызстана решение вступить в Таможенный союз, как ни крути, больше политическое. Как говорит Алексей Портанский, «в целом интеграция предполагает экономические выгоды, однако вступление КР в ТС для России, скорее, важно с политической точки зрения».

В этом уверен и глава Ассоциации рынков, предприятий торговли и сферы услуг КР Сергей Пономарев. «Решение о вступлении Кыргызстана в Таможенный союз на 60 процентов политическое и на 40 — экономическое», — заявил он в интервью ИА «24.kg». Но отметил, что «процесс присоединения КР может занять 1-2 года. У республики есть время для подготовки».

И, пожалуй, в решении, принятом в Санкт-Петербурге, временная отсрочка для Кыргызстана — из наиболее важных. Это на руку и Бишкеку, и остальным членам объединения.

Во-первых, у правительства КР до сих пор нет программ по развитию отраслей экономики на фоне присоединения к союзу. Отсрочка позволит ликвидировать данный пробел. Во-вторых, именно ближайшие месяцы покажут, насколько экономически обоснованным, а не политически конъюнктурным стало решение официального Бишкека о вхождении в состав союза. В-третьих, участники Таможенного союза, как и граждане Кыргызстана, смогут убедиться, насколько последовательны в своих решениях новые власти страны и заслуживают ли они того, чтобы стать партнерами не на словах, а на деле.

URL: http://arch.24.kg/cis/112087-tamozhennyj-kulbit-kyrgyzstana.html

NO COMMENTS

Leave a Reply