События 7 апреля 2010 года в Кыргызстане можно описать несколькими словами: массовая антиправительственная демонстрация, попытка подавления, жертвы, свержение власти, мародерство. Как политически нейтральный очевидец событий, знакомый с новыми лидерами, хотел бы поставить под сомнение несколько мифов вокруг очередной революции в Киргизии.

Миф №1. Митингующие были заранее вооружены

Массовые антиправительственные демонстрации начались почти за месяц до очередной смены власти в стране, 10 марта 2010 года, и не в городе Талас, а в городе Нарын. С многотысячной толпой тогда встречался сам премьер-министр Данияр Усенов, которого никто не брал в заложники и не избивал.

В Таласе демонстрация началась так же мирно, но власти арестовали одного из лидеров оппозиции. Возмущенные жители вышли с требованиями освободить задержанного. Произошла стычка с милицией, что спровоцировало захват областной администрации, а затем и управления внутренних дел. Власти отправили подмогу — более 100 спецназовцев, но таласцы одолели их количеством, а члены правительства высшего ранга были взяты в заложники.

Утром 7 апреля начался запланированный митинг в Бишкеке рядом с офисом оппозиционной Социал-демократической партии. Как только люди начали собираться, территория была оцеплена сотрудниками милиции; произошло первое столкновение в столице, в результате которого демонстранты одолели милицию и забрали у нее оружие. Толпа двинулась в сторону Дома правительства, где их встретили слезоточивым газом и резиновыми пулями. Более того, там демонстрантов поджидали снайперы. Разгневанная толпа начала защищаться камнями, а те, у кого было оружие, направили его против «блюстителей порядка».

Таким образом, оружие у демонстрантов появилось лишь после того, как они отбились от милиции.

Миф №2. Митингующие и есть мародеры

Столкновения митингующих с властями в Бишкеке сопровождались разгулом мародерства. Но в других городах Кыргызстана, где проходили митинги, — в Таласе, Нарыне, Караколе — ничего похожего не было. Это, кстати, опровергает мнение, будто мародеры — люди с низким доходом. В киргизской глубинке население заметно беднее, чем в столице. К тому же количество демонстрантов на душу населения было там выше, чем в Бишкеке.

Мародерство было спровоцировано заинтересованными группами, которые также провоцировали конфликты и столкновения среди митингующих (одна из таких группировок отняла у меня фотоаппарат во время митинга). Никакого отношения к целям митингов эти группировки не имели. К ним впоследствии присоединились организованные криминальные группы. Они, по словам очевидцев, указывали остальным людям, куда идти, где рушить и кого грабить, а сами исчезали с мест ограблений на машинах без номеров.

Среди митингующих были и те, кто все же поддался на провокации, но они в основном участвовали в налетах на продуктовые магазины, поскольку оппозиция не смогла прокормить всю толпу. Не исключаю, что этого можно было избежать, если бы власти не арестовали почти всех лидеров оппозиции, получивших свободу только после массовых акций протеста.

Миф №3. Мародерство носило масштабный характер

Разумеется, мародерство — это преступление, участников которого следует строго наказывать. Более того, я считаю правильным решение временного министра внутренних дел — одобрить стрельбу по ногам мародеров, которые покушаются на самые важные ценности: жизнь человека и его собственность.

Однако мнение, будто потери от нынешних ночных погромов больше, чем в дни «тюльпановой революции» 2005 года, является мифом. На этот раз предприниматели Бишкека заранее подготовились — вывезли свои товары, организовали самостоятельную охрану своих объектов недвижимости.

По сравнению с 2005 годом, когда были ограблены почти все предприятия, магазины, ларьки, обменники и ломбарды, которые находились в центре Бишкека, количество фирм, пострадавших от грабежа, было значительно меньше. Экономические же потери еще меньше, поскольку, как я уже отметил, предприниматели заранее вывезли свои товары.

Кроме того, на этот раз народные дружинники поработали на славу — они спасли множество объектов. По некоторым оценкам, число добровольцев достигало 15 000.

Миф №4. Страна поделена на юг и север, и возможна гражданская война

Президент Курманбек Бакиев когда-то пообещал, что будет защищать свою власть с автоматом в руках и не покинет страну, в отличие от своего предшественника Аскара Акаева. Бакиев сдержал слово, сбежав из Бишкека в Джалалабадскую область, которая считается его оплотом в Кыргызстане. Люди заговорили об угрозе гражданской войны.

Эти опасения стали развеиваться, когда выяснилось, что на первый митинг в поддержку Бакиева в Джалалабаде вышла всего пара тысяч человек. Более того, многие из них пришли после того, как был распространен слух о том, что президент сложит свои полномочия. В митинге участвовали две группы — сторонники и противники Бакиева, но конфликт между ними ограничился словесной перепалкой. Это был первый и последний массовый митинг на родине отстраненного от власти президента.

Среди новых лидеров оппозиции есть немало представителей южных регионов Кыргызстана — это не только Омурбек Текебаев (родом из Джалалабада), но и сама Роза Отунбаева (родом из Оша), которая возглавила временное правительство.

Наконец, новое правительство полностью контролирует милицию и армию. Бакиев не станет поднимать мятеж — силы явно не равны, и межрегиональные столкновения не возвратят ему прежнюю должность. Экс-президент пытается сплотить своих сторонников для того, чтобы новое правительство пошло на переговоры и уступки, в частности, гарантировало Бакиеву и его семье иммунитет от судебного преследования и экспроприации.

Миф №5. К событиям в Киргизии приложила руку Россия

Есть мнение, что в событиях, которые произошли в Кыргызстане, замешана Россия и что новое правительство будет пророссийским. Нельзя отрицать роль Москвы в этих процессах. Начиная со второй половины марта подконтрольные Кремлю телеканалы, которые вещают на территории Кыргызстана, получили свободу критиковать Бакиева. Это можно было воспринимать как сигнал со стороны российских властей, что они готовы поддержать оппозицию, если та сможет одолеть Бакиева. Наконец, Россия использовала экономические рычаги давления — повышение экспортных пошлин на нефтепродукты, экспортируемые в Киргизию, и ограничение товарооборота Кыргызстана с участниками Таможенного союза — Россией и Казахстаном. Особо подозрительно выглядит мгновенное признание Москвой временного правительства, в то время как Вашингтон и Брюссель вначале не спешили этого делать.

Однако события в Бишкеке, закончившиеся свержением Бакиева, явно проходили не по заранее написанному сценарию. В отсутствие арестованных лидеров оппозиции захват властных структур был спонтанным и неорганизованным. Сценарий революции создавался «на ходу» толпой неуправляемых людей. Вклад России ограничился моральной поддержкой оппозиции и экономическим давлением на режим Бакиева.

***

Авторы – Мирсулжан Намазаалы и Сейитбек Усманов, статья опубликована в Forbes.

NO COMMENTS

Leave a Reply