31 июля нынешнего года тысячи людей по всему миру будут отмечать знаменательную дату – 100 лет со дня рождения одного из главных экономистов ХХ века Милтона Фридмана. Благодаря инициативе CAFMI наша страна имеет возможность стать частью этого грандиозного события.

Жизнь Милтона Фридмана – образец твердой преданности своей идее, сделавшей его поистине мифической фигурой в истории мировой экономики.

Я думаю, эмиграция родителей Фридмана из Закарпатской Украины в США стала по-настоящему счастливым стечением обстоятельств как для самого Фридмана, получившего возможности доступа к качественному образованию и свободы для реализации потенциала, так и для всего мира в целом,  получившего одного из сильнейших экономистов эпохи. Как считает экономист Андрей Илларионов, останься они в СССР, все сложилось бы совсем иначе.

Его фундаментальный труд «Становление денежной системы в США» (“A Monetary History of the United States”), опубликованный в соавторстве с Анной Шварц в 1963 году, утвердил его в качестве основоположника теории монетаризма. Работа имела прикладной характер в области денежного обращения. Я считаю, одним из ключей популярности трудов Фридмана является то, что он обладал исключительным талантом просто и доходчиво объяснять базовые принципы экономической системы, как создается  общественное благо, важность индивидуальной свободы отдельного субъекта для успешного развития страны в целом.

Идеи Фридмана и его единомышленника Фридриха Хайека воспринимались историей неоднозначно, не говоря уже о том, что само значение термина либерализма было извращено в ХХ веке. Налаживание последствий Великой Депрессии по кейнсианским методам Нового курса Рузвельта надолго укрепило идеи государственного регулирования экономики, хотя Фридман обвинял само руководство США в причинах возникновения кризиса. Только на 90-м юбилее ученого глава Федеральной Резервной системы Бен Бернанке признал его правоту.

Фридман опубликовал более 400 работ, но главные труды всей его жизни – это «Капитализм и свобода» и «Свобода выбирать», ставшими национальным достоянием, настольной книгой выдающихся лидеров страны. Для меня «Капитализм и свобода» — основа основ в экономике, это одна из первых книг, увлекших меня в захватывающий мир  экономики, и, несмотря на мой средний уровень английского, понимание произведения в оригинальном изложении далось довольно просто. Сегодня, перечитывая его снова и снова, я каждый раз нахожу для себя что-то новое, сопоставляя события, происходящие сегодня в стране и мире, с историей мировой экономики, прочерчивая параллель между мерами, принимаемыми сегодня, и постулатами теории Фридмана.

Одно из  ярких его высказываний «В отличие от невидимой руки свободного рынка, которая улучшает жизнь людей, невидимые ноги государства попирают надежды людей и разрушают их мечты».

Сегодняшняя ситуация в нашей стране это наглядно демонстрирует. Не вдаваясь в подробности, все мы свидетели, как, имея уникальную возможность стать процветающим центром торговли во всей Центральной Азии, хабом по предоставлению услуг, мы собираемся загнать себя в клетку Таможенного Союза, дефицит государственного бюджета растет в геометрической прогрессии, а темпы государственных расходов неумолимо набирают обороты. Элементарный пример, протекционистские меры в пользу местных мукомольных предприятий вынуждают проигрывать нас же самих, потребителей, отнимая у нас священную свободу выбора.

Многие из высказываний Фридмана стали афоризмами, цитируемыми уже не одним поколением. «Выплачивая пособия тем, кто не работает, и, облагая налогами, тех, кто работает, не удивляйтесь, когда столкнетесь с безработицей». Нельзя не согласиться, ведь деньги, изымаемые из частного сектора на поддержку безработных, принесут большую отдачу, оставаясь в руках предпринимателей, тем самым обеспечивая возможность для реинвестирования, расширения и, соответственно, создания новых рабочих мест, не говоря уже о подрыве всех трудовых стимулов. Также я считаю критику Фридманом кривой Филлипса совершенно оправданной, в ходе изучения в университете она всегда вызывала у меня сомнение, и сегодняшние темпы инфляции и безработицы, на мой взгляд, ясное тому подтверждение.

Одним из важнейших методологических принципов Фридмана являлось эмпирическое подтверждение любых теоретических постулатов. Ход мировой истории подтвердил правильность гипотез, выдвинутых монетаристами, особенно это проявилось в «рейганомике» и «тэтчеризме», которые впоследствии дали толчок распространению либеральных идей во всех индустриально развитых странах Европы, Латинской Америке, в Индии. Именно они создали условия для перехода их в постиндустриальную стадию, позволили сохранить лидирующие позиции в системе мирового хозяйства. Рецепт успеха довольно прост: неинфляционная монетарная политика, снижение налогов, ограничение государственных расходов, сокращение государственного регулирования. Главное условие – проявление политической воли, что оказалось весьма проблематичным для нас и вполне выполнимым для Грузии. Даже глубокие скептики не могут отрицать очевидных результатов, которые сейчас пожинают граждане этой страны.

Стоит также отметить, что сегодняшнее состояние стран Европы было предречено Фридманом еще в середине ХХ века, план Маршалла в паре с «призраком кейнсианства» оказали свое действие и теперь Европе предстоит долгий и болезненный  путь преобразований.

В России до сих пор считают идеи Фридмана «слишком либеральными» (экс-глава ЦБ Виктор Геращенко). Высокий уровень социального обеспечения, все усиливающаяся централизованность управления и высокие государственные расходы компенсируются пока высокими ценами на нефть, но предсказать будущее сложно, последствия могут быть самыми неожиданными и история прошлого это только подтверждает.

«Свободные рынки разрушат политическую централизованность и политический контроль».Совершенное «чикагскими мальчиками» чилийское экономическое чудо было воспринято мировой общественностью неоднозначно, подарив оппонентам Фридмана возможность истеричного осуждения за его сотрудничество с «тираном», но, как и утверждал Фридман, внедренные реформы открыли этап к мощному рывку в экономическом развитии, постепенно рассеяли централизованное управление и государственный контроль, предоставив свободу, как предприятиям, так и гражданам страны.

Наследие Милтона Фридмана богато разнообразием экономических тематик, изученных и переработанных им. Одно из его последних страстей —  изучение системы образования и мер по ее реформированию. В Кыргызстане переход на ваучерную систему уже встретил агрессивное сопротивление со стороны скептиков, но никогда в истории мировой экономики кардинальные реформы не давались просто и безболезненно. Я верю, что в конечном итоге предпринятые меры приведут к усилению эффективности образовательных учреждений и повышению конкуренции на рынке образовательных услуг, что, несомненно, повысит качество образования в стране, даже путем закрытия и поглощения несостоятельных субъектов. Здесь хочу упомянуть один из моих любимых афоризмов Фридмана «если частное предприятие неэффективно, оно закрывается; если государственный проект провалился, он расширяется».

Я занимаю солидарную позицию с Фридманом по вопросам пенсионного обеспечения. Лишь треть экономически активного населения Кыргызстана совершают отчисления в Соцфонд и верят в гарантию обеспечения их пенсией, основанной только на надежде на будущие поколения, что, согласитесь, весьма туманно. Хотя, может они и не верят, но у них нет выбора, это обязанность, установленная государством.

Фридман часто повторял, что политическая свобода немыслима без экономической, а экономическая невозможна без индивидуальной свободы каждого гражданина в отдельности. Об этом должны помнить все: от политиков и чиновников, до студентов и пенсионеров.  Я считаю нынешние инициативы Правительства по контролю за расходами граждан прямым посягательством на индивидуальную свободу граждан (гарантированную кстати Конституцией КР), в том числе на свободу тратить деньги. Не нужно быть скептиком, чтобы понять к каким неблагоприятным последствиям это может привести.

Еще одно наследие Милтона Фридмана – разработанный им Индекс Экономической Свободы, который на сегодняшний день является компасом для инвесторов, индикатором и стимулом для руководств стран к дальнейшему процветанию, потому как наглядно показывают рейтинги, экономический уровень страны напрямую связан с динамикой этого показателя. Наша страна заняла 88 место из 179 стран в отчете за 2012 год,  причины все те же: несовершенство законодательной базы, слабость  верховенства закона, низкие гарантии защиты прав собственности, а также неразвитость и зависимость судебной системы. Стоит ли говорить о коррупции и бюрократических препонах, которые отпугивают инвесторов, еще на подходе к стране.

Получение Фридманом Нобелевской премии «за достижения в области анализа потребления, истории денежного обращения и разработки монетарной теории, а также за практический показ сложности политики экономической стабилизации», на мой взгляд, стало бесспорным подтверждением гениальности его гипотез, наградой за бесконечную преданность идее и мощным ответом всем его оппонентам.

Я уверен, идеи минархизма заложены в сознании кыргызов генетически, прослеживая историю кыргызов, трудно не заметить, что свобода всегда являлась священным козырем движения нашей нации, отрицание централизованного планирования и государственного вмешательства, свободная торговля, неприкосновенность частной собственности всегда являлись важнейшими жизненными принципами  древних кыргызов. Советский период внес тяжелый отпечаток, сломав постулаты, существовавшие на протяжении столетий, запрограммировав людей на рабскую покорность и моральную зависимость от воли государственных чиновников.  Сегодня наша страна имеет шанс вернуться к истокам, заложенным еще нашими предками. Мы не можем упустить эту возможность. Мы не должны.

Накопившиеся проблемы в стране удручают граждан, потоки молчаливых мигрантов тихо отправляются с вокзалов в даль бесправия, унижения, безропотности. Лишь глубокие оптимисты верят в возможность перемен, а ряды скептиков и желающих покинуть страну пополняются изо дня в день. Единственным выходом сегодня является внедрение либеральных реформ, история помнит ситуации в разы сложней нашей, когда единственной панацеей стали радикальные реформы Фридмана и Хайека. Мы можем изменить положение дел, бросить вызов закореневшей системе и запустить кардинальные изменения.

When you look around the world, at newly capitalist economies sprouting up in Russia, Eastern Europe, China and India, you can’t help but see the hand of Friedman.

When you review twenty-five years of virtually uninterrupted prosperity and near zero inflation in the U.S, you can’t help but see the hand of Friedman.

Milton Friedman is one of those few people about whom it can be said that he truly left the world a better place.

Larry Kudlow

Ислам Мукамбетов, КГУСТА

Победитель конкурса эссе в честь празднования 100летия лауреата нобелевской премии Милтона Фридмана в офисе CAFMI

NO COMMENTS

Leave a Reply