В отношениях между Кыргызстаном и Россией произошли два значимых события. Во-первых, Жогорку Кенеш ратифицировал соглашение о передаче «Кыргызгаза» российскому «Газпрому». Во-вторых, кыргызская власть заявила, что не будет вступать в Таможенный союз, пока не будут учтены национальные интересы.

После заявления официального Бишкека о том, что мы не можем вступить в Таможенный союз при нынешних условиях, одна из передовых московских газет написала: «Куда ему деваться. Кыргызстан вступит в союз, если Москва надавит». Поэтому сегодняшнюю дискуссию мы условно назвали: «Россия — дос (друг) или босс?»

В дискуссии приняли участие — политолог из Казахстана Айдос Сарым, бизнесмен из Кыргызстана Максат Жумабеков, бывший министр иностранных дел, доктор политических наук Аликбек Джекшенкулов, независимый эксперт Мирсулжан Намазалиев.

«Азаттык»:

— В данное время активная часть населения Украины и Армении выходит на улицы и заявляет, что не хочет вступать в Таможенный союз по плану Москвы. Особенно в Киеве проводятся крупномасштабные митинги. Может именно сложившаяся ситуация вынудила Кыргызстан сделать такое заявление? Или кыргызское правительство действительно считает, что при вступлении в Таможенный союз на нынешних условиях в Кыргызстане обострится социальное напряжение, что приведет к нестабильности?

Максат Жумабеков:

— По-моему, любое сотрудничество должно быть на равных условиях. Если условия вступления в Таможенный союз не подходят для Кыргызстана, то будет правильно повременить с этим.

Как вы видите, все условия Таможенного союза соответствуют законодательству Российской Федерации. Если мы вступим в союз при нынешних условиях, то товары народного потребления подорожают на 15-17%. Готово ли к этому наше население? Десятки тысяч человек, устойчивая бизнес среда, работающая на рынках, не готова к этому.

Российское законодательство нам не подходит, потому что наши законы более либеральны, чем российские. Я думаю, что нам следует вступить в союз только в том случае, если мы найдем золотую середину. Пока что мы к этому не готовы.

«Азаттык»:

— Кыргызское правительство говорит, что мы не будем вступать в Таможенный союз, если наши условия не будут учтены. Прошло почти 4 года с тех пор, как Казахстан оказался в Таможенном союзе. Чего было больше — выгоды или вреда?

Айдос Сарым, политолог из Алма-Аты:

— Казахское сообщество очень недовольно Таможенным союзом. Представители любого бизнеса говорят: «Из-за Таможенного союза мы многое упускаем».

Если сохранится тенденция, то в скором времени все слои казахской общественности будут выражать недовольство Таможенным союзом — не только казахи, но и русскоязычное население. Еще раз повторяю, Таможенный союз — не экономический проект, а политическое объединение, созданное из-за имперских амбиций России.

Политика примерно такова: «Мы возродим Советский Союз, возьмем под контроль постсоветские страны, не упустим их».

По-моему, Кыргызстан может похвастаться как хорошими, так и негативными сторонами. Мы все видим и понимаем. Кыргызстану следовало бы научиться самостоятельно принимать решения. Будет допущена методологическая и экономическая ошибка. Мы считаем, что вступление Кыргызстана в Таможенный союз в нынешней ситуации может привести к третьей революции.

«Азаттык»:

— В отличие от Казахстана у Кыргызстана есть большая проблема — мигранты. Некоторые эксперты связывают жесткую политику Москвы по отношению к постсоветским странам с акциями протеста, которые проходят в Киеве и Ереване.

Кыргызские мигранты на своей шкуре ощущают жесткую политику со стороны Кремля. Только вчера мы сообщали, что группа националистов в Москве проткнула уши двум кыргызским джигитам. Многие мигранты говорят: «Нам было бы легче жить, если бы мы вступили в Таможенный союз». Действительно ли мигрантам стало бы лучше?

Аликбек Джекшенкулов, бывший министр иностранных дел:

— В данное время три мировые державы занимаются геополитическими играми. США, Китай, Россия — амбициозные, ядерные державы. Поэтому Кыргызстан находится в тяжелом положении. Угрозу следует ждать отовсюду — на границах, в энергетике, экономике, в миграции. Поэтому нам нужно определиться с направлением.

Со стратегической точки зрения нам следует выбрать Россию. Почему? Многое я не смогу объяснить, о многом не могу рассказать. Сами знаете, я могу говорить только завуалировано, будучи политиком. Все равно большая часть населения все понимает.

«Азаттык»:

— Эксперты говорят, что Москва сыграла определяющую роль в событиях 2005 и 2010 гг. Многие считают, что политическая стабильность Кыргызстана зависит от Москвы. Вы тоже придерживаетесь такого мнения?

Аликбек Джекшенкулов:

— Не только Кыргызстан, но и другие страны зависимы от Москвы или Вашингтона. Как с экономической, так и с политической точки зрения. Говорят, что за событиями в Грузии или на Украине стояла Америка. У нас говорят, что за революциями стояли США или Россия. Поэтому я ничего не могу сказать вам, потому что отсутствуют доказательства.

Как вы думаете, кому выгоден Таможенный союз. Если честно, Россия ничего не приобрела. Взгляните на экономические показатели — в выигрыше осталась Белоруссия. Потому что там сохранили все советское производство. Белорусские предприниматели говорят: «Нам очень повезло, товары не сталкиваются с какими-то препятствиями, наша экономика развивается». Самой главной нашей проблемой остается безработица и отсутствие производства. Нам следовало бы вступить в союз, решив эти две проблемы. Кыргызская власть оказалась на перепутье: «Налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь — лишишься головы».

«Азаттык»:

— Ситуация в Белоруссии — отдельная тема. Сегодня мы говорим о Кыргызстане. Мирсулжан, как вы думаете, каким образом отразится наше вступление в Таможенный союз на жизни мигрантов?

Мирсулжан Намазалиев:

— Действительно, некоторые политики говорят, что мигранты приравнялись бы к гражданам России, если бы мы вступили в союз. Проблема мигрантов и ситуация с Таможенным союзом — две отдельные проблемы. Руководитель московской комиссии по вступлению Кыргызстана в Таможенный союз в Бишкеке сказал: «Мы тут рассматриваем не проблему мигрантов». Взгляните на дорожную карту, там нет ни слова о мигрантах.

Во-вторых, вы действительно думаете, что Россия проявляет любовь к Кыргызстану и хочет создать хорошие условия для мигрантов? По последним данным, там работают от 600 тысяч до 1 млн наших мигрантов. У российской общественности сложилось негативное впечатление о них.

Если наши граждане и дальше будут уезжать в Россию, то усилится негативное отношение к мигрантам и участятся нападения.

Я неоднократно встречался с молодежью, которая возвращалась из России. У всех наблюдается чувство национализма. Говорят: «Почему граждане других стран свободно у нас разгуливают? Нас там гоняли, заставляли прятаться. Мы тоже должны так поступать».

Если мы и дальше будем отправляться в неразвитую с правовой точки зрения Россию, то создадим угрозу для наших мигрантов. Во-вторых, вернувшиеся мигранты могут придерживаться радикальной точки зрения.

Максат Жумабеков:

— Я тоже хочу сказать кое-что о мигрантах. Со вступлением в Таможенный союз будут налажены отношения между странами, а мигрантам будет легче трудоустроиться. Но с какой целью мы стремимся в Таможенный союз? Нам следует развивать Кыргызстан, а граждане Кыргызстана должны получить возможность свободно продавать произведенную продукцию. Со вступлением в Таможенный союз миграционный поток только усилится. Численность населения Кыргызстана упадет. У нас не будет развития. Все население может разъехаться в поисках работы. Стоит ли ждать от Кыргызстана развития? По-моему, нет.

«Азаттык»:

— «Кыргызгаз» отошел к «Газпрому». Ожидается, что Россия будет причастна к крупным энергетическим проектам Кыргызстана. Как вы думаете, Россия преследует политические цели в своих экономических проектах? Как казахские эксперты восприняли продажу «Кыргызгаза»?

Айдос Сарым, политолог из Алма-Аты:

— Скажу как представитель соседнего, родственного народа. Есть обстоятельства, которые меня удивили или огорчили. Я доволен тем, что кыргызская общественность внимательно следит за судьбой национального богатства, месторождений государственного масштаба, вмешивается в решение соответствующих вопросов.

Но есть вторая сторона вопроса. Противоречия среди кыргызов негативно сказываются на развитии экономики. Почему нельзя самим заняться «Кыргызгазом», взять кредит, если не хватает денег? Но кредиты выдаются кыргызам не потому, что они кыргызы, а потому что кредитор будет думать о личной выгоде.

Казахские предприниматели столкнулись с различными трудностями в Кыргызстане. По-моему, кыргызской общественности следует решить — на каких условиях будут работать иностранные инвесторы, какую пользу они принесут народу. Предприятия государственного значения вроде «Кыргызгаза» должны оставаться под контролем государства, а не продаваться за копейки.

Венера Сагындык кызы, Азаттык

перевод Gezitter.org

NO COMMENTS

Leave a Reply