В последнее время политики стали приводить Сингапур в пример Кыргызстану. Чем примечательна это страна? Город-страна с населением 5,2 млн. человек и площадью в 5 раз больше Бишкека, при этом ВВП этой страны составляет 260 млрд. долл. в год и превышает ВВП 46-миллионной Украины. Размер прямых иностранных инвестиций в эту страну сопоставим с размером инвестиций в Россию. Каким образом этот крошечный уголок планеты добился таких потрясающих результатов? Ответ прост – благодаря высокому уровню экономической свободы граждан Сингапура.

Экономическая свобода – это универсальные принципы, приносящие процветание любой стране, применяющей их вне зависимости от начальных условий. Экономическую свободу можно определить, как свободу производить, торговать и потреблять любые товары и услуги, приобретаемые без использования насилия, мошенничества или воровства. Экономическая свобода обеспечивается верховенством закона, правами частной собственности и свободой контракта, и характеризуется внутренней и внешней открытостью рынков, гарантией прав собственности и свободой экономической инициативы.

Для лучшего понимания экономической свободы необходимо обратиться к 10 критериям, на основе которых определяется индекс экономической свободы стран мира. Ниже эти критерии будут представлены в идеале:

  1. Свобода бизнеса. Правовые рамки позволяют легко и быстро открыть, вести и закрыть бизнес.
  2. Свобода торговли. Отсутствуют таможенные пошлины, нетарифные барьеры сведены к минимуму.
  3. Монетарная свобода. Отсутствует контроль цен и необеспеченное увеличение денежной массы.
  4. Государственные расходы. Чем ниже госрасходы, тем лучше. В идеале госрасходы не превышают 15% ВВП.
  5. Фискальная свобода. Низкие налоги, не превышающие в совокупности 15% от прибыли.
  6. Защита прав частной собственности. Государство обеспечивает защиту прав частной собственности и не допускает, в том числе со своей стороны, нарушение этих прав.
  7. Свобода инвестиций. Отсутствие барьеров для притока и оттока инвестиционного капитала. Физическим и юридическим лицам разрешается перемещение своих ресурсов внутри и между странами без каких-либо ограничений.
  8. Финансовая свобода. Отсутствие государственного контроля и вмешательства в финансово-банковский сектор.
  9. Свобода от коррупции. Коррупция разрушает экономическую свободу путем привнесения ненадежности и неизвестности в хозяйственные отношения. В странах с высоким уровнем экономической свободы наблюдается низкий уровень коррупции, так как устраняется первопричина коррупции – зарегулированность экономики.
  10. Свобода труда. Основой трудовых отношений является контракт, а не трудовой кодекс.

Исследования указывают на прямую корреляцию: доходы стран с высоким уровнем экономической свободы в 5 раз превышают доходы стран с низким уровнем экономической свободы. Чем это объясняется? Ответы довольно просты: предприниматели лучше чиновников знают, как эффективно развивать свои предприятия. Даже если в распоряжении государства будут сотни умнейших специалистов, они не смогут за предпринимателей принять наилучшие решения, так как не могут обладать соответствующей индивидуальной информацией предпринимателей. Именно децентрализованный принцип развития рынка обуславливает его продуктивность и гибкость. Лучшее, что может сделать государство – это освободить рыночные силы, обеспечив прозрачные и понятные правовые рамки. Роль государства – быть нейтральным арбитром, следящим за соблюдением установленных правил игры. Для Ли Куан Ю, отца экономического чуда Сингапура, это видение была основополагающим. Сингапур, став вторым в мировом рейтинге экономической свободы после Гонконга, уже много десятилетий удерживает свою высокую позицию. Сингапур стал тихой гаванью для инвесторов с предсказуемой политикой власти.

Сможет ли Кыргызстан повторить опыт азиатского тигра? Крайне сомнительно. Улучшение экономической свободы предполагает устранение государственных барьеров и сокращение функций и полномочий власти. Пойдет ли власть на такие меры? Вопрос риторический. Мы находимся в ситуации, когда зависимость должна быть излечена самим зависимым, что практически невозможно. Почему же тогда политики заговорили о Сингапуре? Видимо, потому что в Сингапуре сильная авторитарная власть. Однако не следует забывать, что Ли Куан Ю в условиях полного отсутствия природных ресурсов и ограниченности территории, не оставалось иного пути, кроме экономической либерализации. Безусловно, надо отдать должное мудрости и колоссальному труду Ли Куан Ю, но необходимо ясно понимать, что у него просто не было иного пути для достижения процветания своей страны. Сильная власть способна на быстрое и эффективное проведение реформ. Произойдут ли реформы в КР, если мы доверим всю полноту власти одному человеку? Опят-таки маловероятно. Опыт нашей и соседних стран показывает, что единовластие приводит не к либерализации, а к монополии и узурпации в руках узкого круга лиц всех ресурсов страны. На мой взгляд, Кыргызстану больше подходит путь развития таких стран, как Австралия, Новая Зеландия, Швейцария, Канада, Эстония. Эти страны имеют парламентскую форму правления, которая способствует плюрализму мнений и сохранению политических свобод. При этом вышеперечисленные страны имеют высокий уровень экономической свободы, которая обеспечивает высокий уровень доходов граждан и глобальную конкурентоспособность этих стран.

NO COMMENTS

Leave a Reply