Мирсулжан Намазаалы, управляющий директор CAFMI: «Таможенный союз для Кыргызстана – тяжелое испытание»

 

— Вы выражаете мнение, что в случае вхождения Кыргызстана в Таможенный союз возникнет ряд последствий. Какие эти последствия?

— Во-первых, повысятся цены на товары по причине увеличения импортных пошлин. Так, в Кыргызстане сейчас импортная пошлина в среднем составляет 5,1%, в Таможенном союзе (ТС) она в 2 раза выше – 10,6%. По сравнению с ценами на товары в Казахстане и России сейчас в Кыргызстане цены намного ниже, но при вхождении в ТС у нас произойдет подорожание в 2 раза.

Во-вторых, Кыргызстан – маленькая страна, поэтому создается ощущение, что при принятии какого-то решения у него не хватит мощи заявить о своем мнении. Казахстан и Белоруссия тоже суетятся, стараются получить преференции. К примеру, Казахстан спорил с Россией для облегчения поставок к себе самолетов. А сейчас Казахстан начал ставить зеркальные ограничения, потому что Россия не впускает к себе его алкогольную продукцию.

В-третьих, хотя в ТС нет внутренних тарифов, но встречаются нетарифные препятствия. В странах ТС проходят только товары, прошедшие через лабораторные испытания. К примеру, в Казахстане тоже множество компаний не смогли выполнить технический регламент и не прошли через лаборатории ТС. Для Казахстана не создались расширенные возможности экспорта товаров в Россию, потому что введены ограничения. В Кыргызстане нет крупных предприятий, ТС может быть выгодным для считанного  количества, всего нескольких компаний. А всему народу польза не почувствуется.

Считаю пустой сказкой разговоры: стоит нам войти в Таможенный союз, как сразу станем счастливы. Посмотрите на макроэкономические показатели Казахстана после вхождения в ТС: экспорт сократился, импорт вырос. Импорт туда идет из России и Белоруссии. Внутри Таможенного союза Казахстан экономически не развивается, выиграл в торговле, развитии внешней торговли.

— Какой отрасли Кыргызстана может быть полезен Таможенный союз?

— Говорят, что для сельского хозяйства. К примеру, выращивание скота, производство  мяса, овощей, фруктов. По-моему, это тоже нестоящие разговоры. Такие возможности были и под эгидой ЕврАзЭс, и сейчас есть преференции в торговле. Можно продавать мясо домашних животных в Иран, другие страны. Если помните, в свое время Кыргызстан старался запретить продажу мяса туда.

В качестве преимуществ говорят о сдвигах в плане миграции. Говорится о получении нашими гражданами в России и Казахстане равных прав с тамошними гражданами. И без того большинство мигрантов получили российское гражданство. С другой стороны, это может послужить толчком к перетеканию народа туда потоками. К примеру, сейчас примерно 1 млн наших граждан находится в России, Казахстане, постепенно цифра может достичь 2 млн человек.

В ТС есть вопросы, возникающие с политической стороны. Есть моменты несовпадения политики одной страны с политикой другой страны. Завтра они могут сказать: «Ваша демократия нам не понравилась», «Не понравилась ваша внешняя торговля». То есть, мы не можем отрицать, что нам не будут выставляться подобные претензии. Тогда нам надо будет отказаться от политической свободы. Не столкнемся ли мы со случаями продолжения запугиваний: «У нас находится столько-то ваших граждан, мы отправим их вам обратно», и мы абсолютно ничего не сможем сказать на это?

Для Кыргызстана было бы хорошо не связывать себя с некоторыми странами, а создавать торгово-финансовые связи с разными странами, ступить на путь таких государств, как Тайвань, Сингапур, Малайзия. Даже беря из геополитических интересов, ограничиваться только одной страной, по-моему, бесполезно.

— Говорят о преимуществах для швейного сектора. Какой будет судьба крупных рынков?

— Определяют наподобие свободной экономической зоны, предлагают это как преференцию. Сомнительно, будет принято или нет данное предложение. Даже в случае принятия дадут преференции на 1-2 года, могут сказать: закройте свои контрабандные китайские товары.

Возникнут проблемы в той же швейной отрасли. У нас не работает цикл вплоть до производства тканей, поставляются готовые ткани из Китая, Турции, Кореи. Подорожает импортный текстиль. К примеру, та же Белоруссия выпускает ткани.

— Какие у вас есть предложения по условиям вхождения в Таможенный союз?

— Вопрос вхождения в Таможенный союз для Кыргызстана – это тяжелое испытание. Мы не можем резко отказаться: «Нет, мы не войдем», потому что побежал к ним и пообещал: «Мы войдем к вам». Могут возникнуть проблемы с бензином, ГСМ, миграцией, другим. Нам можно было, как Украина? сказать Таможенному союзу: «Подпишем только соглашение о свободной торговле». Европейский союз тоже напоминает Таможенный союз. Там Исландия, Норвегия, Швейцария, Лихтенштейн не стали членами таможенного союза, а подписали лишь соглашение о свободной торговле. Нам надо сказать: не будем  торопиться вступать полноценным членом, сначала мы должны поднять экономику.

Источник: газета «ПолитКлиника» № 12 от 10.10.2013 / стр. 6

http://gezitter.org/interviews/24590_mirsuljan_namazaalyi_upravlyayuschiy_direktor_CAFMI_tamojennyiy_soyuz_dlya_kyirgyizstana__tyajeloe_ispyitanie/

NO COMMENTS

Leave a Reply