11 апреля в Институте общественной политики прошел Круглый стол на тему: «Роль молодежи в реформировании страны».

Модератор: Мээрим Шамудинова, Институт общественной политики

Спикеры:

Мирсулжан Намазалиев, управляющий директор Центральноазиатского института свободного рынка (CAFMI)
Канат Мидин уулу, представитель Интернет-Парламента КР
Адиль Турдукулов, председатель ОФ «Фонд Прогресса»

Участники:

Асел Абасбекова, студентка КРСУ
Раннат Айталиева, аспирантка КРСУ
Нургуль Акимова, студентка РУДН
Улан Ахматкулов, представитель молодежного крыла парии «Мурас»
Дариха Акматова, студентка АУПКР
Айсулуу Акунова, программный менеджер Международного республиканского института (IRI)
Адельфия Аманкулова, представитель молодежного крыла парии «Мурас»
Айпери Асанбекова, студентка КРСУ
Бактыяр Асанов, студент КНУ
Мавлян Аскарбеков, представитель молодежного политического движения «Эркин эл»
Ширин Бакытова, представитель молодежного крыла партии «Республика»
Адилет Балтабаев, магистрант АУПКР
Камбарбек Букаев, студент КГЮА
Салтанат Даутова, студентка университета «Ататюрк-Алатоо»
Дастан Джапаров, студент АУПКР
Талант Джумабеков, студент КГЮА
Азис Иса, представитель Центральноазиатского института свободного рынка (CAFMI)
Суймонкул Исматиллаев, магистрант КНУ
Медер Исраилов, представитель студ. движения «Жаратман»
Бактыяр Калпаев, представитель молодежного крыла партии «Республика»
Урмат Каныбеков, студент КГЮА
Максат Казакбаев, представитель молодежного политического движения «Эркин эл»
Айжан Кожомбердиева, представитель ОО «Достояние Республики»
Эльнура Курманбаева, студентка КРСУ
Исламбек Муратов, студент КНУ
Айбек Мырза, представитель молодежного политического движения «Эркин эл»
Адиль Назаров, председатель молодежного движения «Ынтымак»
Дарика Намасалиева, студентка КРСУ
Бакыт Орозов, представитель Интернет-Парламента КР
Мээрим Осмоналиева, представитель Ассоциации «Союз образовательных учреждений»
Борис Пак, студент КРСУ
Олег Порваткин, юрист ОФ «Кыргыз Нуру»
Альбина Садабаева, студентка КРСУ
Арсен Сарбагишев, представитель ОО «Управленцы нового поколения»
Айжан Сатыбалдиева, представитель молодежного крыла партии «Республика»
Таалай уулу Каныбек, студент КНУ
Перизат Ташиева, студентка КРСУ
Назира Турсунбаева, студентка КРСУ
Кушчубек Шабралиев, начальник отдела разработки и реализации государственной молодежной политики Министерства молодежи, труда и занятости КР
Бегимай Эркинбекова, студентка КНУ

СМИ:

Азизбек Джаналиев, Интернет-редакция газеты «Вечерний Бишкек»
Аида Джумашова, ИА «Кабар»
Канат Кадыров, Агентство национальных новостей
Чынара Капарова, ОТРК
Саида Кошмуратова, «Средняя Азия в Интернете»
Дарья Мамонтова, Knews
Ширин Торогельдиева, ИА «Кабар»

Мээрим Шамудинова обозначила тему Круглого стола и представила спикеров.

Мирсулжан Намазалиев:  Сначала нужно определиться с тем, что из себя представляет молодежь. Лично я иногда вижу, что среди молодых есть старички и среди старичков есть молодые. Скорее, это вопрос о том, насколько те или иные  идеи конструктивны или деструктивны, насколько человек может впитать в себя новые технологии, адаптироваться к использованию самых положительных, эффективных, лучших технологий.  В этом смысле есть бабушки, которые пользуются iPad, а есть молодые люди, которые до сих пор пользуются только mail.ru агентом.

Попробуем поговорить именно о тех людях, которые официально у нас названы молодыми. В Кыргызстане средний возраст населения 27 лет. По законодательству человек считается молодым до 28 лет, молодежь составляет у нас примерно 32 процента населения. Они застали период перестройки, но, в основном, живут именно в независимом Кыргызстане.

Надо отметить, что качество образования молодежи оставляет желать лучшего. Мы можем говорить о том, что Советский Союз был ужасен, но если сравнивать качество того образования с сегодняшним, то сегодня оно хуже. Присутствует и криминальное влияние. Кроме того, молодежь подвергается разного рода манипуляциям со стороны политиков.

Если говорить о том, какую роль играет молодежь в реформировании страны, то можно констатировать, что она играет как положительную, так и отрицательную роль.

Начнем с Жогорку Кенеша. Мы знаем, что там есть интересные молодые люди, среди них  Дастан Бекешев, Жоомарт Сапарбаев, Ширин Айтматова. К ним можно относиться по-разному, но по активности они входят в первую двадцатку парламента.

Практически у всех депутатов ассистенты и помощники – это молодые люди. Молодые люди пишут и инициируют законы. В правительстве, в разных его институтах работают молодые люди, и они стараются продвигать реформы. Молодые люди избираются в местные кенеши в районах, городах.

Молодежь работает в разных международных организациях, которые предоставляют кредиты, гранты или какую-то помощь, постоянно встречаются с правительством. Через эти институты тоже что-то продвигается. Не будем оценивать, насколько это эффективно или нет, но, самое главное, молодежь в этом участвует.

СМИ. Везде, куда ни придешь, сидят молодые люди, это они освещают все, что происходит вокруг. Мы говорим о том, что молодежь нужно защищать, это уязвимая группа, но на самом деле молодые люди работают во всех сферах.

Гражданское общество. Есть множество неправительственных организаций, инициативных групп, общественных объединений и так далее. Они находятся на всей территории Кыргызстана. Там сотрудники тоже молодые люди. Например, в Оше есть Общественное объединение «Youth of Osh» («Молодежь Оша»), их можно похвалить за храбрость, за то, что они делают. В Нарыне есть организация «Молодые лидеры Нарына», молодцы ребята. Есть движение молодых с ограниченными возможностями Мирбека Асангариева, у них есть социальные предприятия, они сами себя финансируют и так далее, то есть молодежь представлена и в этом секторе.

Молодежь также активно представлена в бизнесе. Я думаю, яркий пример – это «Бишкекский деловой клуб». Если посмотреть список членов этого клуба – это молодые люди, которые создали малый и средний бизнес, включились и продвигают такие идеи, которые должны нести позитивный образ, позитивный климат для ведения бизнеса в Кыргызстане. Это очень важно, это одна из главных реформ.

Я коротко представлю организацию гражданского общества. Это CAFMI –  Центральноазиатский институт свободного рынка. Мы позиционируем себя как мозговой центр, проводим исследования, пишем много аналитики, концепций, продвигаем их. Иногда мы слышим, что вице-премьер в каком-то из своих выступлений приводит нас в пример или экс-президент упоминал нас в своем выступлении, это тоже в определенной степени признание с их стороны. Мы открылись в 2009 году, на тот момент мне было 21 год, ребятам, которые работали со мной, было по 19 — 20 лет.

Конкурируем со всеми, продвигаем, продвигаемся и, самое главное, не отходим от своих принципов. Например, отмена института прописки. Мы работали через СМИ, работали напрямую с депутатами и таким образом пытались решить данную проблему. Я полагаю, что частично проблема решается.

Кроме того, есть разные вопросы касательно трудового,  торгового законодательства, или, например, вопрос вступления Кыргызстана в Таможенный Союз, мы идем и говорим свое мнение, потому что альтернативного мнения практически нет.

Каким образом можно сделать эффективным участие молодежи в реформировании страны? Нужно применять меритократию, то есть оценку конкретно по способностям, не по месту жительства, не по национальности, не по религии. Самое главное, чтобы в государственной службе работали те, кто на самом деле способны привносить изменения.

В Министерстве финансов был представлен хороший проект: теперь за всеми госзакупками, бюджетом можно наблюдать в режиме онлайн.

Я думаю, что меритократия должна решать, кто должен работать, и не надо объяснять и говорить, что должна прийти только молодежь, должен прийти лучший. Дальше это приведет к тому, что госорганы будут обновляться.

Канат Мидин уулу: Безусловно, молодежь играет важную роль в жизнедеятельности общества и государства. Большое значение она имеет и в реформировании страны, если под реформированием мы понимаем процесс преобразования государства. Просмотрев наиболее успешные и великие преобразования государств в истории, невооруженным глазом можно увидеть, что именно молодежь являлась их локомотивом, именно молодежь генерировала все эти преобразования и являлась двигателем их воплощений.  Две революции, произошедшие в нашей стране, и та роль, которую сыграла в них молодежь Кыргызстана, показали, что и мы не исключение. Другой вопрос, в какой роли выступает наша молодежь.

К великому сожалению, она не выступает в качестве генератора этих преобразований, а является лишь их двигателем.

В силу своей специфики, а именно психологических аспектов, молодежь просто не может стоять в стороне от тех процессов, которые протекают в обществе. В силу своей природы она всегда будет активной. Но зачастую в нашем обществе мы становимся свидетелями того, как эту активность, этот потенциал используют в качестве орудия. Молодежь становится объектом манипулирования, с помощью нее заинтересованные стороны достигают своих целей. Зачастую политические деятели используют молодежь как своего рода силу для устрашения своих оппонентов, как показатель своей значимости.

И это вполне логично, учитывая процентное соотношение молодежи, которое, по различным оценкам, достигает 34-45 процентов от общего числа населения, учитывая ее роль в двух прошедших революциях. Другой вопрос, насколько она осознает это.

Даже использование самого термина «молодежь»  в политических целях стало нормой. Часто от имени молодежи выступают люди,  уже давно не принадлежащие этой категории, люди, которым уже далеко за 40.

Настораживает то, что молодежь зачастую используют в конфликтах, активизируя ее протестный потенциал. Эти игры не приведут ни к чему хорошему.

Я считаю, что в Кыргызстане именно молодежь должна стать основным двигателем реформ. На сегодняшний день разрыв в мышлении поколений людей колоссален, мир другой, он несопоставим с тем, каким был десять лет назад. Сегодня мир меняется стремительно, это мир информационных технологий, научного прогресса, мир, в  котором необходимо принимать быстрые решения, и именно новое поколение людей со свободным мышлением, выросшее в свободном Кыргызстане, идущее в ногу с информационными технологиями, способно быстро адаптироваться к этому миру.

Конечно, помощь старшего поколения необходима, есть очень много замечательных людей, обладающих бесценным опытом и знаниями, которые нам нужны. которыми они готовы поделиться. Я думаю, молодые люди должны прислушиваться к ним. В идеале должна существовать некая преемственность основных направлений развития общества и государства.

Считаю, что на государственную службу необходимо повсеместно на конкурсной основе принимать молодых специалистов и обеспечить этим мероприятиям наибольшую прозрачность. В настоящее время у молодежи нет стимула идти на госслужбу, ведь есть твердое осознание того, что на хорошие позиции будут попадать не те, кто обладает потенциалом и знаниями, а те, кто имеет финансы и связи. И даже если, как-то поймав удачу и попав на хорошую позицию, человек без связей и огромных средств  в дальнейшем не сможет добиться  карьерного роста.

Общество с особым вниманием наблюдает за тем, что происходит сегодня вокруг объявленного конкурса на должности в Финансовую полицию. Внушает надежду размах конкурса, где на штат около 200 сотрудников претендуют более 2000 человек, из которых большинство молодые люди, только что окончившие вузы. И если настоящий конкурс пройдет максимально прозрачно и честно, я считаю, что данный опыт необходимо применить во всех госструктурах, министерств и ведомствах.

Это послужит мощным стимулом для молодежи и повысит эффективность госорганов. Это автоматически послужит повышению качества образования и профессиональных навыков сотрудников, так как в конкурсе будут выигрывать наиболее квалифицированные кадры.

Нам, как и всему нашему обществу, необходим конструктивный диалог друг с другом. Произошедшие трагические события показали, к чему может привести отсутствие диалога в нашем обществе.  В обществе необходимо все более популяризировать культуру конструктивного диалога, элементарно научиться слушать и слышать друг друга.

Однако при всей массе имеющихся проблем нельзя не увидеть позитивные процессы, происходящие в нашем обществе. В настоящее время и в этом направлении есть какие-то подвижки. Например, Интернет-Парламент является одним из инициаторов подобной работы, главная цель которой — продвижение культуры конструктивного диалога в обществе.

Думаю, что подобные проекты и именно нынешняя молодежь привнесут в наше общество новую, более качественную культуру поведения, более качественную систему управления и выведут страну из застоя.

В заключение хотелось бы отметить, если мы действительно хотим реформировать страну, нам необходимо изменить свое отношение к молодежи, перестать рассматривать ее как орудие в своих личных, корыстных интересах. Молодежь — это огромный стратегический ресурс для развития нашей страны.

Адиль Турдукулов:  Мы по-старому выделяем молодежь в социальную группу. Я думаю, что это изначально неверный подход. На самом деле молодежь должна быть в авангарде развития страны и ее основной движущей силой. Без участия молодежи нет развития страны и, тем более, невозможно ее реформирование. Яркий пример тому — Грузия. Премьер-министр 1975 года рождения, глава ключевого Министерства экономики — 1981 года рождения, а министр исполнения наказаний — 1979 года рождения. Самый пожилой чиновник 1956 года рождения — это глава внешнеполитического ведомства Грузии. Это касается именно специфического ведомства, где действительно требуется опыт.

Столь молодой состав правительства Грузии объясняется не тем, что необходимо было набрать как можно больше молодежи, а в том, что руководство страны и народ действительно хотели изменений к лучшему. Страна выбрала путь реформ не для лозунгов, как это делает наше правительство, а для реальных изменений в стране. Молодые люди стали членами кабинета министров не из-за того, что были молодыми, а потому, что стране требовались новые подходы в управлении.

Две страны сопоставимы по территории и количеству жителей, в Грузии 4 585 874 человек, в Кыргызстане —  5 587 443 человек. Две страны в этом году отметят 20 лет со дня обретения независимости. В двух странах произошли цветные революции, и существует свобода слова. И Грузия, и Кыргызстан, в отличие от своих соседей, не располагают богатыми минеральными ресурсами, рядом с Грузией Азербайджан, богатый минеральными ресурсами,  рядом с нами — Казахстан.  Однако бюджет Грузии в два раза больше нашего, Всемирный Банк заявил, что Грузия является мировым лидером по темпам улучшения делового климата и инвестиционной привлекательности, индикаторы коррупции в Грузии даже ниже, чем в странах Восточной Европы, стремительно улучшается рейтинг страны по уровню конкурентоспособности.

Мысль о том, что молодое поколение не является самодостаточной силой, исходит из нашего советского прошлого. Мирсулжан сказал, что мы живем в другой стране, я думаю, что нет. Советская матрица остается, и психология мышления, которая сформировалась за период советской власти, никуда не делась. В то время был популярен лозунг: «Партия сказала: “Надо!” Комсомол ответил: “Есть!”». Однако в советское время в ответ на беспрекословное подчинение существовали дивиденды в виде социального лифта, чего нет в современном Кыргызстане. Такими лифтами в то время, в основном, служили комсомол – партийная линия, армия и наука.

Все три социальных лифта были предсказуемы. Молодой кандидат наук мог ни о чем не беспокоиться, его базовая бытовая жизнь была удовлетворительна и его деятельность была уважаема со стороны общества, сейчас это не так.   Что касается армии, за военного  мечтала выйти замуж почти каждая девушка не только из-за того, что он был статный, но и из-за того, что ему полагались квартира и социальные пайки, поэтому работать в этой сфере было также престижно.

После обретения независимости все это разрушилось, и данные социальные лифты перестали работать. Акаев, так как он сам был выходцем из академической среды, пытался сделать ставку не на партийные,  а на молодые академические кадры, в отличие от Назарбаева или Каримова. Однако затем достаточно быстро сменил кадровую политику в другую сторону и назначил опытного бывшего Председателя Совета министров Кыргызской ССР Жумагулова новым премьер-министром,  а бывшего секретаря по идеологии коммунизма Карыпкулова — руководителем своей администрации. При нем произошли аксыйские события,  которые послужили началом заката эры Акаева.

И сейчас, как было сказано ранее, молодежь используется в качестве революционного тарана, но властьимущие не понимают, что те же молодые ребята, которые выступали за реальные изменения в стране 7 апреля, выступали против коррупции, закрытости власти, против отсутствия тех социальных лифтов, которые, по крайней мере, были в СССР. Современная власть, которая пришла благодаря силам молодежи,  не понимает того, что недостаточно сделать памятник из мрамора в память о героях.  Этого недостаточно!

Проблема в том, что наша политическая система не позволяет прийти к власти молодым профессионалам, а до сих пор позволяет кланам определять реальную повестку дня в стране.

Более или менее ярко молодежные организации проявляются там, где присутствуют националистические лозунги или религиозные темы. Эти сферы еще более усиливаются, так как традиционные институты власти вроде политических партий полностью «схвачены» и монополизированы «старым поколением». У всех заметных политических партий страны существуют молодежные крылья. Но они нужны, чтобы просто обозначить присутствие молодежи. Но реального управления в партии им никто не даст. Молодых людей используют как таран во время революций и беспорядков, а дальше о них забывают.

Жители страны как никогда разрознены, и, в первую очередь, это касается молодежи. Многие учатся в Египте, другие ищут своего счастья в Америке, третьи трудятся на рынках и стройках России. Они приезжают обратно в Кыргызстан с новым образом мысли, который часто не совпадает с образом мысли их ровесников.

Поэтому я не призываю молодежь объединяться в единую партию, потому что сделать это в эпоху глобализации и Интернета невозможно. Каким образом необходимо действовать? Я думаю, что как никогда важно формирование среднего класса, где, в основном, представлены молодые люди. Мирсулжан сказал, что молодежь, в основном, формируется в тех сферах, которые являются новыми, инновационными, где основными критериями являются инициативность и креативность. Вот чего не хватает у нас в политике. И здесь возраст отходит на второй план. И начинают иметь значение ценности.

Я бы призвал говорить именно о ценностях. Средний класс — это не только определенный уровень материального достатка, но и высокий уровень образования, культуры и современный способ мышления. Им недостаточно хлеба и зрелищ. Они находятся на другой стадии развития, где требуется самовыражение и обеспечение человеческих, трудовых прав. Средний класс – это не только источник инноваций, но  и  гарантия стабильности в стране, так как им нужны реформы, как это было сделано в Грузии, а не новые революции. Они успешны в новых сферах бизнеса, к примеру, в телекоммуникационной сфере, консалтинге, туристическом бизнесе, в сфере рекламы.

Важно, чтобы в политику приходили люди,  у которых есть уникальное образование и навыки, и те люди, которые уже  чего-то достигли в других сферах жизни. Я достаточно скептически отношусь к тем молодым людям, которые после университета сразу стремятся попасть на политическое поле страны.

На сегодняшний день формирующийся средний класс сторонится участия в политических процессах, потому что это сфера не вдохновляет, так как эта сфера закрыта, процветают коррупция и беспринципность в отношениях, присутствует постоянный  политический торг. С другой стороны, при участии в политике и при попытке выразить свою гражданскую позицию начинается давление на бизнес.

Многие успешные кыргызстанцы востребованы за рубежом,  но не в собственной стране. Это показатель того, что современные политические институты и, прежде всего, политическая элита неадекватны потенциалу страны. Можно привести пример Атая Омурзакова и Гулжигита Калыкова, власть никак не способствовала их успеху, они достигли всего сами, полагаясь на собственные усилия. Но затем чиновники пытаются нажиться на их достижениях и откровенно примазаться к их успеху, ассоциируя их деятельность с каким-то собственным результатом, для собственного PR. Молодые люди сегодня уже не надеются на власть, а сами пробивают себе путь на вершину успеха без помощи государства.

Увольнение Чингиза Шамшиева — это результат того, что единичная представленность креативного среднего  класса наверху не может изменить ситуацию в корне. Только реальное вовлечение в политику, в управление государством креативного класса может привести к качественным изменениям в отношении к политике, к стилю политики и вообще к обновлению политического поля в стране.

Адиль Назаров: Сегодня у нас очень много проблем, мы знаем о них, о той же массовой миграции,   когда наши соотечественники, не найдя работы, вынуждены уезжать за рубеж, об общем упадке нравственности, разложении института семьи и так далее.

У нас не создают условия для работы, а тем, кто хочет работать, не дают возможности. В нашу страну уже боятся вкладывать инвестиции. Иностранные фирмы, которые могли бы работать здесь и создавать новые рабочие места, сталкиваются с рейдерством, у них отбирают предприятия, остальные инвесторы, видят это, не рискуют больше работать у нас, так как нет прибыли, а одни убытки.

Все мы понимаем, что за этим стоит система. И эта система ломает и молодых людей, какими бы хорошими и сильными они ни были.

Чтобы изменить систему, существует два выхода: первый — это революции, которые мы пережили, но результатов до сих пор нет, и второй – выборы, в которых мы должны победить. Мы должны в них участвовать, пробовать свои силы. Говоря о выборах, конечно, сегодняшняя выборная система, как вы знаете, несовершенна. Нам известно об использовании административного ресурса и о практике подкупа голосов.

Мое предложение по тому, каким образом мы смогли бы изменить систему. Для этого молодежь, представляющая различные слои, должна объединиться, например, молодые бизнесмены, студенты и интеллигенция.  Если все вышеперечисленные прослойки объединятся, то тогда мы сможем выступить в качестве независимого сильного молодежного блока, только тогда у нас появятся выигрышная  позиция и возможность победить на выборах.

Здесь поднимаются вопросы о том, какие знания и навыки необходимы молодежи для качественного управления.  Я с этим не согласен. Нынешняя власть – это больной орган, и насколько бы чистой ни была  молодежь, ее все равно заразят. И насколько бы молодежь ни была чистой,  система их ломает. Поэтому необходимо менять всю систему.

Также можно задуматься о возможности использования в будущем электронного правительства, что сократит влияние человеческого фактора. Также нам необходима административно-территориальная реформа, она должна проводиться, ведь у нас очень актуальна проблема север-юг, и ею нужно заниматься.

Адельфия Аманкулова: Я бы хотела остановиться на докладе Мирсулжана, в частности, на меритократии.

По-моему, необходимо сначала определить критерии для управления, а потом уже говорить об участии молодежи в этой сфере. И сколько бы процентов молодежь ни занимала в том же парламенте или правительстве, это не изменит ситуацию, так как наша проблема заключается в качестве управления. Говоря о качестве, конечно же, необходимо выработать критерии.

Насколько мне известно, мы ни разу не говорили о том, каким должен быть президент, каким должно быть правительство, не говоря уже о политических партиях, на каком уровне они должны быть, какими качествами должны обладать все те, кто стремится попасть в политику.

Об участии молодежи, женщин и пожилых обычно заявляется с высоких трибун, на крупных мероприятиях.  А в реальности  нет никаких изменений.

По-моему, нам необходимо проводить больше мероприятий с участием различных социальных групп —  молодежных, общественных организаций, тех же политических партий, студентов для того, чтобы выработать такие критерии.

В заключение мне хотелось бы предложить начать обсуждение для выработки критериев для управленцев, площадкой обсуждений может стать Интернет-Парламент, подобного рода Круглые столы. Только при наличии определенных критериев в управление смогут прийти достойные люди, и оно станет качественным.

Мээрим Шамудинова: Спасибо за ваши предложения. Я хотела бы сказать о том, что, насколько я знаю, в преддверии парламентских, президентских выборов гражданское общество инициировало подобные обсуждения, в которых они выявляли критерии для кандидатов, будущего президента и так далее.

Канат Мидин уулу: Говоря о реальных встречах и обсуждении этих тем, хотелось бы отметить, что в Интернет-Парламенте 20 апреля планируется встреча, на которую будут приглашены все заинтересованные организации, политические партии, движения. Сейчас идет голосование в Интернете, и мы увидим, какая тема наберет наибольшее количество голосов, предварительная тема «Что есть национальные интересы Кыргызстана на сегодня», вокруг этой темы либо другой пройдет обсуждение, и эти встречи будут проводиться систематически.

Нургуль Акимова: Я послушала спикеров, и у меня сложилось противоречивое впечатление. Мирсулжан говорит о том, что молодежь не есть уязвимая группа, поскольку она работает во всех прогрессивных отраслях, Канат говорит о том, что нужно опасаться стать инструментом. Вопрос: нужно ли выделять молодежь как страту, защищать и применять в отношении нее какую-то политику со стороны государства? Политика предполагает некую идеологическую инфраструктуру. Если молодой человек получает какой-то высокий пост, нужно ли его защищать и давать какие-то преференции? И если будут какие-то преференции, придет ли туда профессионал?

Мирсулжан Намазалиев: На мой взгляд, этот вопрос относится к вопросам люстрации и так далее. На самом деле, обновление важно, потому что мы слишком погрязли в этой рутине и никак не можем вылезти из нее. Мне кажется, что как таковая люстрация или преференции молодым людям – это не выход. Мне кажется, что если  кто-то хочет доказать, что он лучше, что этому мешает? Разве что те, которые нахватали денег, используя государственные институты…

Канат Мидин уулу: Я думаю, что молодежная политика должна существовать. Есть в целом государственная политика. Общество тоже подразделяется на разные  категории. Каждая из этих категорий обладает своей спецификой. Мне кажется, на данном возрастном этапе молодежь нужно поддерживать и создавать такие условия, при которых наиболее талантливые могли продвигаться вперед независимо от финансового положения. Мне кажется, молодежная политика должна быть, потому что это вопрос идеологии государства, это вопрос национальной безопасности.

Мирсулжан Намазалиев: Может быть, это будет звучать немного радикально, но, на мой взгляд, что такое молодежная политика? Это вопрос образования? Есть политика образования, есть Министерство образования. Это вопрос безопасности? Есть МВД. Тогда получается, нам нужно открывать министерство женщин и тому подобное?

Касательно вопроса о том, что молодежная политика нужна. Сейчас есть молодежная политика, есть Министерство по делам молодежи.

Адиль Турдукулов: Как известно, Министерство по делам молодежи было создано после событий 7 апреля, таким образом, была отдана дань погибшим людям, которые своей кровью заплатили за смену режима.

Необходимо было выбрать определенный объект и сказать для всех: и для народа, и для себя: «Мы создали Министерство для молодежи». А нужно ли нам это Министерство и насколько оно будет эффективно, об этом никто не задумывался, не было рациональных причин, была идеологическая основа.

Насчет квот для молодежи. Я думаю, никаких квот не должно быть ни для молодежи, ни для женщин, ни для остальных групп. Если бы наша молодежь, этот креативный класс, был чем-то ограничен, тогда другое дело. В новых сферах, которые у нас появляются: консалтинг,  статистический бизнес, другие сферы, в первую очередь, себя проявляет и активно вовлекается именно  молодежь. Другое дело, что власть прессингует, она не дает им возможности реально влиять на реформы.

Надо искоренить коррупцию,  землячество, трайбализм, необходимы честные выборы.

Канат Мидин уулу: Я думаю, что всегда нужно различать то, что есть у нас, и то, что, по сути, нужно. Мне кажется, молодежная политика необходима. Это не определенная политика в области образования или обеспечения безопасности, это комплексная политика, которую должно проводить государство для того, чтобы в дальнейшем расти, развиваться, прогрессировать как государство и общество.

Нургуль Акимова: Вы сказали, что важно слышать и слушать, но опять-таки говорите, что необходимо продвигать идеологию и еще что-то. Это же все сфера, а молодежь — это страта. У меня такой вопрос: нужно ли отдельно прорабатывать молодежную социальную политику?

Азиз Иса: По поводу молодежной политики. Зачем государству этим заниматься? Какая будет польза молодым людям от этой политики? Например, у нас  самая дешевая сотовая связь в СНГ. Почему? Потому что у нас либеральный рынок мобильной связи. Государство не регулирует деятельность сотовых компаний, никуда  не вмешивается, и поэтому у нас самая дешевая связь, прекрасно развивается, пять-шесть операторов связи. Если мы хотим, чтобы у молодежи начались проблемы, тогда, наверное, государству необходимо  начать разрабатывать молодежную политику.

По поводу геополитики тоже часто звучат эти фразы, мы, наверное, научились этому у старшего поколения экспертов, которые все время об этом говорят. ВВП Кыргызстана около 6 миллиардов долларов, это ничтожные цифры, особенно если сравнить ВВП нашей страны с таким же показателем других стран. Это бюджет крупного города в России, это бюджет средней компании в Америке. Мы не представляем серьезный интерес для России, Китая, США, поэтому давайте не будем говорить о геополитике. Для сравнения: чистая прибыль компании Samsung  составляет около 20 миллиардов долларов, оборот около 200 миллиардов долларов.

По поводу молодежи. Раньше я думал, что через 10 лет все изменится, потому что старшее поколение естественным образом уйдет, но сейчас я склоняюсь к другому выводу. Возможно, и через 50 лет ничего не изменится, потому что институты воспроизводят старое мышление. Новые милиционеры, новые молодые прокуроры ничем не отличаются от старых. Такое же мышление, те же методы работы, то есть государственные институты воспроизводят коррупционное мышление, советский менталитет. Пока мы снизу или сверху не изменим эти институты, ничего не изменится, и со сменой поколения ситуация останется такой же.

Айбек Мырза: Хотел бы остановиться на примере Чингиза Шамшиева. Этот молодой человек хотел работать на развитие общества, государства. Но его желания не исполнились, так как политические решения принимаются не Чингизом Шамшиевым, а командой, которая находится у власти. Здесь вопрос заключается в том, кто принимает политические решения.

А если говорить о теме Круглого стола «Роль и место молодежи в реформах»,  когда придет наше время в реформах, только тогда мы начнем принимать политически значимые решения. Без этого все наши попытки останутся на словах.  Максимум, это может быть статья, появление в СМИ, и на этом все.

На данный момент мы, молодежь, не должны позиционировать себя в качестве независимой политической силы, наши идеи и принципы не должны быть  привязаны к чему-то.

В течение 20-ти лет  многие НПО финансируются иностранными  организациями, и они лоббировали идеи тех стран, деньги которых они получали.

Здесь дело заключается в принципах и взглядах самой молодежи, а также ее самооценке. Если, например, моей целью является депутатский мандат — это мое дело.   Если для кого-то его цель — это пропаганда зарубежных идей и иностранной идеологии – это его дело.

Мне хотелось бы заострить ваше внимание на молодежи, которая сможет  взять на себя ответственность за будущее Кыргызстана. Если мы, молодежь, будем бояться и говорить о том, что  наше время еще не пришло, мы останемся на том же уровне. Поэтому я хотел бы призвать молодежь к свободомыслию. Мы не должны быть зависимы от денег.  Или пример, когда молодые люди становились депутатами, входили в партию, после чего говорили  только то, что им разрешалось, это не давало никаких кардинальных изменений в стране.

Поэтому мы, нынешнее поколение молодежи, должны быть свободными, мы не должны зависеть от денег, иностранной идеологии, от статуса, богатства и тому подобное. Молодежь должна быть независимой и быть представленной перед народом как альтернативная политическая сила, которая могла бы взять ответственность за будущее страны и провести кардинальные реформы в стране.

Каждый человек должен начать с себя,  каждый должен принимать самостоятельные решения, не основанные на манипуляциях и взглядах других людей.

Мавлян Аскарбеков: Я бы хотел призвать к тому, чтобы  молодые люди старались не разделять друг друга, а дружить. Те, кто в данное время находятся в молодежных крыльях политических партий, также являются нашими друзьями, знакомыми, братьями, сестрами.

Очень важно, чтобы они понимали и не шли на поводу тех коррупционеров, которые 20 лет грабили нашу страну. Если они смогут отстоять свои позиции в молодежных крыльях, то они смогут что-то изменить. А если они, как манкурты, будут соглашаться, то все останется по-прежнему. Им скажут устроить митинг,  как в Токмоке, они побегут и   устроят. Очень важно, чтобы эти молодые люди понимали цели и задачи, которые у них есть.

Также я хотел бы прокомментировать то, что сказали Мирсулжан, Иса по поводу того, что нам не нужна никакая молодежная политика. В любой стране есть молодежная политика. Молодежная политика — это не безопасность, или здравоохранение, или обучение, а идеологическое воспитание и подготовка молодежи.

Студенты АУЦА вообще не понимают студентов Кувейтского университета. Эти два университета не понимают студентов Славянского университета. Все эти вместе взятые студенты не понимают студентов университета имени Арабаева.  К примеру, проект «Большие люди», посмотрите, какие там шутки,  и посмотрите, какие  шутки в «Тамашоу». Это разные вещи. Это говорит о том, что  у нас нет единой системы воспитания молодых людей. К чему это приведет? К тому, что через 25 лет люди, которые вырастут, не  будут друг друга понимать, поэтому очень важно проводить молодежную политику, чтобы было единое  общество.

По поводу влияния внешних сил. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Любая страна преследует свои личные интересы. Взять, к примеру, даже наших ближайших соседей, мы видели, как они поступили с нами в трудные времена. Что уже говорить про дальние страны…

Мээрим Осмоналиева:  Почему было создано Министерство молодежи? Молодежь как отдельная группа населения была не признана, и чтобы предоставить какие-то возможности той группе, которая имеет какие-то силы, было создано Министерство молодежи. Какие функции оно несет? Это дублирующий орган.

Приводились примеры по реформе МВД, по реформе образования. Я просто хотела подчеркнуть, что молодежь никогда не вникала глубоко в проблемы образования, налоговой системы. Мы научились плавать поверху, но не научились нырять вглубь. Например, недавно проводились Круглые столы по реформе системы высшего образования, были 3-4 студента, которые действительно  что-то предлагали.

Я знаю, что в прошлом году создавался «Кесилиш клуб» и туда приглашались депутаты, но не были приглашены хорошие эксперты. Нет диалога между хорошими экспертами в области образования и  молодежью, результатом  которого бы стало построение концепции развития человеческих ресурсов.

В этом плане Казахстан нас опережает, там молодые люди действительно хотят реформ в системе образования, они контактируют с Министерством образования, экспертными группами, с ассоциациями,  приходят к какому-то консенсусу по реформированию образования.

На данном этапе в Кыргызстане есть много групп, которые действуют локально, но глубинных реформ я не вижу.

Кушчубек Шабралиев: Сегодня мы пришли слушать, потому что посредством именно таких Круглых столов, встреч с молодежью и молодежными организациями мы определяем ее роль, потребности, проблемы.

Выслушав мнение молодежи, молодежных организаций, лидеров, складывается такое впечатление, что сегодняшняя молодежь не востребована, у молодежи нет работы и молодежная политика сегодня не нужна, Министерство по делам молодежи не нужно, и вообще чем оно вообще занимается непонятно…

Министерство по делам молодежи было образовано 26 апреля 2010 года, шел процесс формирования министерства, подбор кадров, на это ушло какое-то определенное время. Сейчас  в новом составе правительства образовано другое министерство, тоже идет процесс формирования, практически министерству для полноценной работы было отведено  около года. Но создание Министерства по делам молодежи не означает, что оно должно решать все проблемы молодежи. У молодежи проблем, конечно, много, это ни для кого не секрет, поэтому я скажу, что наше министерство на сегодняшний день ведет работу непосредственно в регионах. Проводились обучающие тренинги, форумы, проводилась воспитательная работа.

От воспитательной работы с молодежью, гражданского патриотического воспитания зависит многое. Смотрите, что творится у нас в школах. Школьный рэкет — это очень большая проблема, мы должны воспитывать молодежь со школьной скамьи, с малого возраста. Мы выслушали ваше мнение, я думаю, что будем совместно работать. Если будут вопросы, я постараюсь на них ответить.

Айзада Сатыбалдиева: Здесь были высказаны положительные и отрицательные мнения в адрес молодежных крыльев политических партий. Я думаю, что ваши высказывания где-то несправедливы. Если говорить обо мне, то я вступила в эту партию сама, по собственному желанию. И я не сказала бы, что я работаю только по приказам, поступающим  сверху.

Почему-то  всегда считают, что членство в молодежном крыле политической партии обязательно приводит к поддержке интересов лидера. Все думают, что нас используют для того, чтобы мы выходили на митинги, пикеты… Но я хотела сказать о том, что у нас тоже есть свое свободное мнение, своя позиция, от которой мы стараемся не отходить.

По-вашему получается, что мы в партию пришли в качестве рабов? Здесь я не могу согласиться с вашим мнением. В нашем случае в  молодежном крыле собралась инициативная молодежь, которая высказывает свое мнение, во многих моментах они даже влияют на ход принятия решений. Естественно, в каждой работе есть свои плюсы и минусы, и поэтому нужно быть чуть осторожнее с некорректными словами.

Сегодня, так как мы поднимаем тематику, связанную с молодежью, я думаю, мы должны обратить свое внимание и на молодежь, проживающую в регионах. Конечно, в регионах есть активно настроенная молодежь, молодые люди, которые работают в качестве волонтеров, но их не так много. Но я думаю, там необходимо активизировать всю молодежь, по моему мнению, если мы сможем поднять регионы, то поднимется все государство,  поднимется Кыргызстан.

АдильТурдукулов: Кыргызстан среди стран Средней Азии считается самым демократическим. Поэтому каждый гражданин, проживающий в Кыргызстане, после достижения 18 лет сам решает, быть ли ему членом какой-либо группы, партии. Это так и должно оставаться.

У меня даже в мыслях не было вас обидеть или ущемить. Не обижайтесь, расцените это как добрый совет. По моему мнению, в молодые годы вы не должны стать политическим инструментом. Войдя в политическую партию в молодом возрасте, вы можете сильно связать свое мировоззрение с идеями лидера.

Вы только что отметили, что ваше молодежное крыло партии «Республика» свободное, но почему же тогда вы не требуете от парламента и от партии «Республика» того, чтобы Исхак Пирматов был привлечен к уголовному наказанию? По каким причинам вы никогда не выступаете против идей ваших лидеров? Почему когда Бабанов сказал депутатам, что у него имущество не превышает миллиона сомов, вы промолчали? У вас что, не хватает возможностей довести до лидера правильную мысль? Если нет, то в этом случае вы могли бы заявить об этом в СМИ.

Здесь присутствует Адиль Назаров. Это похоже на то, что было с ним в партии «Ата-Мекен». Он пошел против руководства партии, и его из нее выгнали. Вот почему я сейчас сказал, что когда наступают реальные проблемные  задачи, голос молодежи не учитывают.

По моему мнению, очень важно, чтобы молодые люди прежде, чем они начнут заниматься политикой, должны достичь каких-то определенных результатов в другой сфере, например, в социальной,  бизнесе и так далее.  Не знаю, с чем связано, что все рвутся к власти, может быть, наше общество такое, может быть, Кыргызстан такой, нам, в первую очередь, нужна власть, а хватит ли на это силы, ума, опыта – это уже второстепенные задачи.

Я думаю, что должна существовать национальная идея, прописанная в политике страны, к которой мы все будем стремиться,  и я надеюсь, что на это у нас потенциала хватит.

Но как я уже сказал, важно, чтобы молодежь сначала проявила себя в другой сфере, а потом  уже шла в политику, так, я думаю, будет правильно.

Бактияр Калпаев: Уважаемые, молодые люди, уважаемые, кыргызстанцы, я думаю, что сильная,  энергичная молодежь должна быть движущей силой в реформах, происходящих в нашей стране.

Если сейчас спросить у молодежи, которая обучается за границей: «Когда вы вернетесь в Кыргызстан?», — то они скажут: «В Кыргызстане сейчас тяжелая ситуация, сейчас вернуться в Кыргызстан не могу».

Но если не можешь вернуться в тяжелой ситуации, то когда ты вернешься? Я бы сказал: если ты настоящий патриот, то вернись в Кыргызстан и покажи свою силу, когда в стране такая тяжелая обстановка.

И в завершение я хотел бы сказать, что мы должны все объединиться, даже если будет трудно, только вместе мы сможем сделать шаг в будущее.

Адиль Назаров: Я думаю, что молодежь не от хорошей жизни вмешивается в политику. Я думаю, что они приходят в нее не от того, что им делать нечего.

Я расскажу немного о себе, мне сейчас 33 года, имею 3 детей, у меня успешный бизнес, 2 высших образования, свободно говорю на 3 языках. У меня и мысли не было вмешиваться в политику до 7 апреля. Мы же от безысходности, из-за неправильных реформ, предпринятых правительством, вышли 7 апреля. И я думаю, что  у власти должны быть люди с чистыми побуждениями, которые, я верю, еще есть.

Айпери Асанбекова: Добрый день. Очень хорошая, интересная дискуссия сегодня. Я считаю, что молодежь является мощным двигателем в политическом процессе. Последнее время мы замечаем, что участие молодежи в политической жизни возрастает, конечно, у нас есть проблемы, но я думаю, что для начала это отлично.

Есть такая пословица: «Кто надеется на небо, тот сидит без хлеба». Мне кажется, мы не должны ждать, когда уйдут люди, находящиеся у власти, и придем мы. Мы должны работать и пробиваться сами. Конечно, досадно, когда сыновья чиновников занимают твое место. Хотя среди них также есть неглупые люди, и, на мой взгляд, некрасиво все время обвинять их в том, что у них папа  знаменитый человек, и что они не имеют право занимать этот пост. Мне кажется, нужно судить человека по  уровню образования и по поступкам.

Самое главное, что молодежь у нас разная, и это хорошо, потому что мы объединяемся, и это делает нас более или менее сплоченными, если бы мы все одинаково думали, то было бы очень скучно. Например, в Бишкеке молодые люди собираются, и действительно видно, что молодежь очень сильная, но в регионах молодые люди пляшут под чужую дудку, к ним приходят, обещают золотые горы, они, наивные, соглашаются. Это не их вина, мы должны посодействовать и помочь им.

Даже если вам будет обидно, что сын какого-то чиновника занял ваше место, пусть это будет стимулом для вас. Все равно придет ваше время. Если к власти придет молодежь и все будет прекрасно, то мы не должны забывать, что среди старых чиновников тоже есть люди, которые работают хорошо. Мы должны взять на вооружение их опыт и знания.

Мээрим Шамудинова поблагодарила участников и  подвела итоги Круглого стола.

http://www.ipp.kg/ru/news/2341/

NO COMMENTS

Leave a Reply