Мои молодые коллеги рассказали, что в Китае 1 сентября всем школьникам по всей стране рассказывают: «Мы — Китай, у нас Великая стена, у нас самое большое население, мы — первые по производству стали и так далее». А вот в Японии в тот же день, оказывается, говорят: «Мы – маленькая страна без ресурсов, поэтому нам надо сплачиваться и быть эффективнее». Я много раз бывал в Японии и видел, как следуют этому.

Предлагаю кыргызстанцам реалистично и трезво признаться, что в смысле ресурсов — нефти и газа — мы, действительно, малоресурсная страна с трудным прошлым. А если ресурсы и имеются, то их еще надо суметь добыть и продать. Но у нас есть потенциал. Именно потому, что Кыргызстан — малоресурсная страна с трудным прошлым, мы должны превосходить остальных в интеллекте и свободе.

Здесь предлагаю вспомнить дискуссии об идеологии и идее. Я отказываюсь от слова «идеология». Оно присуще тоталитарным государствам, навязывающим политическую идеологию всей стране. Я за идею страны. А идея может найти свое выражение в видении.

Чтобы понять, что я имею ввиду, нужно четко понимать различие между словами «страна» и «государство». Политики то ли не хотят этого делать, то ли не понимают. Но мы, наконец, должны признать, что «страна» и «государство» — это не одно и то же. Эта путаница с терминами – пережиток советского прошлого, когда государство захватило всю страну, и разделять их не имело особого смысла.

Сегодня мы должны перестать путать эти слова. Страна не равна государству. Олко барабар эмес мамлекетке. A country is not a state. Потому что страна – это все, что находится на территории Кыргызстана. А государство – это то, что содержится за счет государственного бюджета, но в нашем случае, к большому стыду, за счет взяток и коррупции.

Итак, независимость начинается с собственного видения страны, а миссия государства должна служить этому видению, которое обязательно нужно визуализировать.

Во-первых, я вижу Кыргызстан страной с самым высоким качеством жизни в радиусе 2000 км. Почему я говорю о 2000 километрах? Алматы находится на расстоянии около 250 километров, Душанбе — более 1000, Ташкент – тоже около 1000, как и Кашгар. Я предлагаю радиус 2000 километров, чтобы мы могли ориентироваться на лучшие критерии и индикаторы качества жизни, сохраняя при этом реалистичность цели.

Во-вторых, я предлагаю, чтобы к нам приезжали рожать. Да, именно сюда, а не отсюда, как это у нас обычно бывает. В Гонконге, например, местных рожающих женщин меньше, чем приезжающих с материкового Китая.

К нам должны приезжать учиться. Ведь у нас уже хороший задел среди иностранных студентов: к нам за образованием приезжают не только пакистанцы и индусы, но и таджики, особенно, туркмены. Мы видим их, они предпочитают учиться у нас в Бишкеке.

Весь цивилизованный мир ездит на лечение в Австрию и Мюнхен. Даже, к примеру, бывший президент Кыргызстана и нынешний глава Казахстана. Мы также можем сделать это нашей целью.

В-третьих, бизнесмены со всего континента должны приезжать совершать торговые сделки и оспаривать коммерческое право в нашем, наиболее продвинутом, международном третейском суде. Примером могут служить рынки «Кара-Суу» и «Дордой». Тем более последний уже вошел в бизнес-кейс «Форбс».

В-четвертых, важно создать условия, чтобы элита культурная, политическая и бизнес-элита из разных стран могли встречаться на культурных и деловых форумах.

Наконец, к нам должны ехать стареть. Сегодня уезжают в Испанию, Швейцарию, а россияне уезжают стареть в Турцию. Давайте сделаем так, чтобы в радиусе 2000 км приезжали стареть к нам.

Итак, рожать, учиться, лечиться, торговать, стареть — безопасно и выгодно у нас. Просто! Не от нас уезжают, а к нам приезжают – вот мое видение нашей страны!

А для этого наша страна должна стать притягательным либеральным «хабом-оазисом».

И индикатором притягательности мы предлагаем приток, а не отток капитала. Мы наделали так много шума с национализацией в прошлом году, что многие честные бизнес-труженики дополнительно озаботились о сохранности того, что наработали. А ведь этого не приходилось делать в тяжелейшие периоды при предыдущих режимах.

Индикаторы для хаба — наибольшее количество мегабайтов интернет-трафика на душу населения. Я имею в виду, информация должна протекать через нас. Чем больше притекает к нам и протекает через нас, тем более притягательными и способными мы становимся для абсорбции и распространения этой информации.

Одна из приоритетных целей — наибольшее количество путешественников на душу населения. То есть добиться того, чтобы количество путешественников от нас и к нам стало значительным. Это ведь говорит о способности наших граждан путешествовать, о возможности отдыхать у нас, о свободе передвижения и притягательности имиджа места и людей в силу кыргызстанского гостеприимства, уникальности культуры, инновационности бизнеса, защите свободы человека и неприкосновенности его собственности. Давайте бороться за безвизовый режим для граждан развитых стран.

Еще одна часть моего видения этой страны — наибольшее количество товаров и услуг на душу населения. В настоящее время у нас на территории республики товаров на душу населения уже больше, чем нужно для кыргызстанцев. Например, через «Дордой» и «Кара-суу» товары уходят в страны Центральной Азии и Сибирь. Мы можем поставить эту тенденцию на новый уровень, расширяя границы и масштабы нашего бизнеса.

Следующий наглядный признак экономического движения вперед в моем видении — наибольшая концентрация капитала на душу населения. Когда доверие к нашей финансовой и банковской системе позволяет соседям хранить деньги у нас или использовать денежные трансферы через Кыргызстан.

Наибольшее количество пунктов назначения из КР с современными видами транспорта за единицу времени позволит Кыргызстану раскрыть весь потенциал транзитной страны. Мы должны летать и ездить на 360 градусов вокруг себя. И от нас достижимые пункты назначения должны быть за наименее короткое время. Так мы станем мобильны и притягательны в смысле транспортной инфраструктуры, включая транзит. Потому что летают и ездят через нас, а не мы через другие страны. Призываю объявить политику «открытого неба»!

Я предлагаю стать самой либеральной страной в радиусе 3000 км – здесь осмелюсь увеличить радиус. Для оценки логично использовать наивысший индекс политической свободы Freedom House и самый высокий индекс экономической свободы Heritage Foundation. Потому что для достижения либеральности нужно использовать 2 вспомогательных индикатора: политической свободы и экономической.

Как измерить политическую свободу? Я считаю, что это когда в стране нет ни одного преследуемого журналиста. Только в этом случае мы можем быть уверены: инакомыслие и свобода слова здесь не преследуются. Следовательно, есть и политический плюрализм, и наши граждане умеют сообща разрешать общие проблемы.

Для достижения и использования экономической свободы нужно создать региональный «пылесос» мозгов, инвестиций и технологий. Сегодня таким мировым «пылесосом» является США. Китай является «пылесосом» инвестиций. Грузия уже устремилась вслед за удивившими мир Сингапуром и Эстонией. Сегодня все чаще приводятся примеры из Грузии. Почему бы Кыргызстану не продолжить этот список?!

Но для этого сегодня должна поменяться миссия государства. С 1917 года государство продает свободу. С 1917 года оно не только присвоило собственность людей, но и свободу индивидуумов. Государство накрыло своим тучным телом своих граждан. А ему бы давно пора отодвинуться или отодвигать его должны мы.

Новая миссия государства – быть «невидимым полицейским» общества, профессиональным судьей, обеспечивающим неотвратимость наказания в случае нарушения установленных сообща правил.

Наказание за нарушение установленных законов должно быть неотвратимым. К сожалению, сейчас люди, ушедшие от наказания, создают для нас законы, соответствующие их интересам.

Для этого законы должны быть конкурентоспособными. Мир переходит на ту фазу, когда страны конкурируют не экономиками, а самыми благоприятными законами. Китай именно это и сделал в экономической сфере.

Самое главное, мы должны декоммерциализировать государство. Сегодня оно всю свободу человека расфасовало в различные товары, назвав их справками, прописками, сертификатами, лицензиями, и спекулирует ими, продавая за официальные и неофициальные деньги. Наше же неотъемлемое право свободы мы вынуждены постоянно выкупать у государства.

Самый абсурдный пример: 20 лет живучести сталинской системы путевых листов. В сталинскую эпоху транспорт был только государственным. Ну и всего лишь с десяток частных автомобилей. И тогда власть, контролируя, по назначению ли использует советский «сознательный» гражданин государственный транспорт, наделил гаишников правом тотальной проверки: «Ты куда едешь? Кого возишь? Почему порожняком?».

Но сегодня, когда транспорт, по большей мере, уже негосударственный, а частный, кому какое дело, как я использую свой транспорт и кому я его передаю?! Если я еще не заявил, что его у меня украли?! Но до сих пор гаишники требуют путевые листы на все автомашины, которые зарегистрированы на юридические лица. Это и есть самый абсурдный пример сталинского рудимента.

Иными словами, государство должно обеспечить экономическую свободу индивидов. И именно совокупность экономических свобод индивидов формирует экономическую свободу страны и исполнителя заказов страны – государства.

И если мы осознали ценность инакомыслия человека, то состоимся лишь тогда, когда осознаем, что давно настало время отстаивать право на страновое инакомыслие.

NO COMMENTS

Leave a Reply